#Надежда Демина: Чем больше мы знаем, тем меньше боимся перемен

Еще на первом курсе она безапелляционно заявила: «Я буду заниматься наукой». И, действительно, уже спустя четыре года после окончания обучения на кафедре экономической теории поздравляли молодого кандидата наук. Возможно, именно глубоко встроенное внутрь желание познавать новое и неподдельный интерес к новаторским идеям являются объяснением того, что она в числе первых стала применять в своей профессиональной деятельности дистанционные образовательные технологии, выходя за рамки границ обязательного их использования, определенных решением кафедры.

Женщина-исследователь, преподаватель, мама троих детей Надежда Константиновна Демина, делится своими размышлениями о роли современных образовательных технологий в нашей жизни.

Надежда Константиновна, когда Вы точно определились с будущей профессией?

— Профессия экономиста досталась мне по наследству от мамы. В свое время ей, молодому специалисту, предложили место на кафедре политэкономии в Саратовском экономическом институте, но из-за военной службы моего отца она вынуждена была отказаться. Видимо, это ее нереализованное желание и определило мою судьбу. В 1995 году, когда она пришла подавать мои документы в ЧГТУ (я в этот момент работала вожатой в детском лагере и не могла подать их лично), то пройти мимо таблички «кафедра политэкономии», которую просто не успели заменить в связи с реорганизацией, она была не в силах.

А вот педагогическая семейная традиция более продолжительная. Мама последние 10 лет трудовой деятельности преподавала экономические дисциплины, мой дедушка по линии матери, работая главным энергетиком завода им. Урицкого, по вечерам читал лекции в техникуме. Его отец, мой прадедушка, был учителем в Хедере, еврейской религиозной школе. Более давние предки тоже были учителями и раввинами.

Тем не менее, выбор мамы, насколько я понимаю, существенно не противоречил Вашим желаниям?

— По крайней мере, я ни о чем не жалею. На нашей выпускающей кафедре общей экономической теории (так она называлась в 1995-м) обучалось всего 14 студентов-очников, что, конечно, не могло не отразиться на отношениях между студентами и преподавателями. Я сразу заявила, что хочу заниматься наукой. До сих пор помню слова моего первого преподавателя экономической теории Антонюк Валентины Сергеевны: «Провинциальная аспирантура не для тебя, нужно ехать в Москву». Но я уверена, что в Москве в силу иного ритма жизни, я не получила бы столько внимания, сколько уделили мне в родном вузе мои научные руководители, и в частности, профессор Ирина Валентиновна Данилова, во многом благодаря которой состоялась защита моей диссертации.

Кафедра экономической теории и мировой экономики при поддержке ИОДО первой в нашем вузе стала использовать программно-аппартный комплекс «Adobe Connect Pro» для ведения лекций в дистанционном режиме. Как лично Вы отнеслись к этому нововведению?

— Конечно, положительно. До внедрения дистанционных технологий преподаватель вынужден был на два-три дня в неделю выезжать в филиалы для чтения лекций. Трудности возникали при составлении расписания. Кроме того, такой метод был связан с дополнительными финансовыми и трудовыми затратами и не учитывал интересы преподавателей, обремененных семейными заботами. Дистанционный формат освободил время для более тщательной подготовки презентаций к лекциям, что, несомненно, стало еще одним положительным моментом.

Вначале проводили онлайн-трансляции отдельно для каждого филиала или представительства, потом, по моей инициативе, стали объединять их в один поток. В конечном итоге мы пришли к пониманию, что можно читать лекцию в аудитории в Челябинске и одновременно транслировать ее на удаленных студентов. Такая лекция носила более живой и эмоциональный характер.

Вы пошли дальше и стали использовать систему для групповой и индивидуальной работы со студентами. Что стало мотивирующим фактором?

— По дисциплине «экономика муниципального хозяйства», которую я веду с 2001 года, предусмотрена защита курсовой работы. Работа защищается в последнем учебном семестре накануне дипломного проектирования. Это своего рода генеральная репетиция разработки и защиты дипломного проекта, поэтому к выбору темы курсовой и к работе над ней подходим достаточно серьезно. Каждому студенту-очнику я всегда предоставляла возможность выступить с докладом и ответить на вопросы из зала. Однако когда число студентов в потоке увеличилось до 50, возникли проблемы со временем. Так родилась идея провести защиту курсовых работ через систему «Adobe Connect». Защита проходила в два этапа. На первом студенты записывали свои доклады в системе по графику, а на втором, просмотрев записи, ссылки на которые были размещены на портале, — задавали вопросы докладчику и получали ответы на них в режиме оффлайн. Таким образом, студенты получили возможность не просто защитить курсовую работу, но и приобрести опыт делового взаимодействия в интернет-среде, выступив в роли виртуальных докладчиков и их оппонентов, оценить качество своего доклада и манеру его представления по записи.

Для студентов и для меня как преподавателя это был ценный опыт.

Достоинства дистанционных технологий трудно переоценить при работе с дипломниками. И успех здесь, на мой взгляд, в большей степени зависит от желания работать у студента.

Использование современных технологий облегчает или усложняет работу преподавателя?

— Однозначно облегчает: для поиска информации теперь нет необходимости часто посещать библиотеку, для чтения лекций слушателям, живущим в других городах, нет необходимости отправляться в командировку и т. д. Хотя, конечно, определенная романтика в этом была. Элементарный расчет показывает, что, если преподаватель потратит освободившееся время на подготовку материала для лекции или повышение своей квалификации, записавшись на интересный дистанционный курс, то в выигрыше останутся все.

Как Вы относитесь к отсутствию возможности отследить, кто реально находится в системе под именем пользователя при дистанционном обучении?

— Практика подмены — это следствие формального отношения к образованию, ради «корочки». Постепенно она сойдет на нет. Уже сегодня мы выбираем не учреждение, а конкретного врача, конкретного учителя, конкретного юриста. Диплом без знаний никому не нужен — так какой смысл оплачивать обучение посторонних тебе людей.

Одним из направлений работы современного вуза является разработка открытых онлайн-курсов (МООК). Насколько перспективным Вам кажется это направление?

— Формат МООК мне представляется жизнеспособным. Повторюсь, что сегодня уже большинство людей выбирают не учреждение, а специалистов, которые в нем работают, а МООК — это возможность познакомить мир с интересными преподавателями нашего вуза, тем самым привлекая абитуриентов. Мне нравится также идея представлять научные знания в ясном и доступном виде для широкой аудитории.

Есть ли технологии, которые хотелось бы освоить в ближайшее время?

— Да, интересно было бы пробовать создавать короткие рисованные фильмы, объясняющие научные понятия и экономические законы.

Есть ли какая-то фраза, которой Вы руководствуетесь в жизни?

— Это скорее не фраза, а понимание, что истинную ценность имеет жизнь сама по себе, и следует дорожить каждым ее моментом.

Если немного пофантазировать, каким Вы видите образование будущего?

— Человек станет более осознанно выбирать профессию, ориентируясь на личный интерес. Но с учетом того, что интересы человека меняются в течение жизни, у него будет возможность через обучение находить себя в новой деятельности. Это избавит нас от равнодушных и безответственных работников, ибо каждый будет заниматься делом, которое ему по душе.

Что бы Вы могли пожелать молодым преподавателям?

— Молодым преподавателям, особенно девушкам, я бы посоветовала максимально продуктивно использовать досемейный период жизни: поучаствовать в научных и молодежных мероприятиях в разных точках мира, пройти обучение на различных курсах дополнительного образования, установить контакты с интересными людьми со всего света, ведь следующий шанс может появиться только ближе к пенсии 🙂