Логотип ЮУрГУ     Проект 5-100

Open post

Елена Сергеевна Колмычевская

#Елена Колмычевская. Эксперт в области дистанционного обучения

Елена Сергеевна Колмычевская, директор образовательного центра «Детский интернет-университет», каждый день работает с виртуальной аудиторией. Она учит преподавателей ЮУрГУ проектировать кастомизированные курсы, использовать дистанционные технологии обучения и находить способы вовлечения школьников и студентов в образовательный процесс.

Несколько лет вы работаете в Институте открытого и дистанционного образования Южно-Уральского государственного университета. Почему вы выбрали для построения карьеры именно это структурное подразделение?

– С самого начала своего пути я хотела связать карьеру с образовательной средой, а в дистанционное образование, можно сказать, попала случайно. Ведь на тот момент для большинства педагогов и абитуриентов оно было еще чем-то мало знакомым и доверия к нему было немного, но его положительные стороны и перспективы завораживали.  Помимо этого, когда я пришла сюда в 2011 году, на меня очень сильное впечатление произвело руководство института – Александр Алексеевич Демин (директор ИОДО) и Ольга Борисовна Елагина (заместитель директора ИОДО). Это люди, которые не боятся нового, занимаются саморазвитием и развитием членов коллектива, никогда не останавливаются на достигнутом и по-хорошему «болеют» за свое дело – внедрение электронного обучения в ЮУрГУ. За все время работы здесь передо мной ставились самые разные задачи: от помощи преподавателям в проведении вебинаров до открытия целых направлений. Коллектив, нестандартные задачи и постоянное развитие – вот почему я ни разу не пожалела о своем выборе!

Вы окончили бакалавриат и магистратуру по направлению «Психология». Какие знания, полученные в вузе, помогают Вам в работе?

– Я являюсь сторонником идеи о том, что образование должно давать фундамент, некую стартовую площадку для дальнейшего развития человека. И не всегда при выборе специальности на этапе поступления в университет мы понимаем, кем будем работать после этого. Психологическое образование в этом отношении выигрывает по сравнению с другими специализациями: что может быть универсальнее, чем понимание природы человека, закономерностей развития его психики? Психологические знания помогают при решении широко круга задач: мотивации слушателей курсов, оценке эффективности обучения, подготовке тестов достижений, учете индивидуальных особенностей обучающихся при разработке учебных курсов и при их проведении, и даже в продвижении курсов.

Насколько мне известно, вы сторонник концепции «образование через всю жизнь» (Lifelong Learning). Почему, на Ваш взгляд, данный подход является оптимальным для современного человека, который стремится достичь успеха?

– Здесь я, наверное, не скажу ничего нового. Наш мир стремительно меняется. Чтобы быть в нем успешным, уже недостаточно иметь однажды полученные знания. На мой взгляд, успех рождается благодаря способности человека адаптироваться к окружающим его условиям, а для этого нужно расширять свои знания, знакомится с трендами, пробовать их на себе и после этого составлять на основе полученной информации собственное мнение и планировать траекторию своего дальнейшего развития.

Каждый год вы обучаете педагогов нашего вуза на курсах повышения квалификации и программах профессиональной подготовки. Чем отличается работа с преподавателями от взаимодействия со студентами?

Почти ничем. Среди слушателей, состоящих из преподавателей вузов, как и среди студентов, встречаются вдумчивые и старательные учащиеся, хотя и без списывания не обходится ни там, ни там. Преподавательская аудитория более критично оценивает организацию и содержание курса. Поэтому несколько лет назад мы ввели во все наши программы формы обратной связи: это позволяет собирать мнение коллег, учитывать их педагогический опыт и делать курсы лучше.

Одно из направлений вашей деятельности – это создание электронных кастомизированных курсов. Что это такое? И почему интерес к таким образовательным продуктам с каждым годом возрастает?

– Кастомизированными называются курсы, настроенные под потребности заказчиков обучения (учащихся, работодателей и  преподавателей, ведущих связанные дисциплины). Когда педагогический дизайнер и автор-разработчик курса приступают к его созданию, первый вопрос, который стоит перед ними: «Что студент/слушатель сможет сделать по окончании этого курса?», затем: «Что ему для этого нужно уметь делать/знать?». И так по цепочке курс растет, при этом важно ничего не упустить, не спросить со студента того, чему мы его не научили. Такое дробление позволяет точно определять источник затруднения студента, вовремя его отслеживать и помогать разобраться с ним.

В электронных кастомизированных курсах в обязательном порядке используются приемы персонализированного обучения, например, учебные материалы дублируются в нескольких форматах: текстовом, видео, графическом. Там, где это возможно, в курс внедряется многоступенчатое тестирование, которое позволяет адаптировать сложность теста к уровню подготовки тестируемого.

Немаловажно привлекать к разработке таких курсов предприятия-партнеров университета. Например, составлять промежуточные и итоговые задания курса на основе реальных профессиональных задач или включать в курс небольшие видео-лекции от практикующих специалистов.

Интерес к подобным курсам возрастает в связи с повсеместной тенденцией к созданию персонализированного контента. В электронном обучении проблема мотивации студентов к обучению стоит более остро, чем в очном. Обучение на расстоянии без ежедневного расписания занятий, без очного контакта с преподавателем требует от учащихся высокой степени самоорганизации. Алгоритмы выдачи рекомендаций и система отслеживания прогресса учащихся, встроенные в курсы, дают им неоспоримое преимущество. Ведь для любого слушателя и студента важно быть услышанным и получать обратную связь.

Вы являетесь руководителем образовательного центра «Детский интернет-университет». Расскажите, как родилась идея создать этот образовательный проект?

– Эта идея появилась у нас с Ольгой Борисовной еще в 2011 году, когда мы размышляли о том, как расширить электронную аудиторию программ дополнительного образования. Примерно в то же самое время в Казанском федеральном университете открылся первый в России детский университет, но он был и остается по сей день очным. Надо отметить, что детские университеты есть в 43 странах мира, а также существует Европейская ассоциация детских университетов, которая насчитывает 24 члена-учредителя. Глобально воплотить эту идею мы не могли долгое время, но старались реализовывать небольшие проекты и мероприятия, решающие те же задачи: популяризацию науки, профессиональное развитие и повышение заинтересованности преподавателей в работе с детьми, знакомство школьников с ЮУрГУ с первого класса. А уже благодаря проекту 5-100 и открытию в 2017 году в нашем институте видеостудии, мы смогли поставить процесс производства научно-популярного видео для детей на поток и открыть образовательный центр «Детский интернет-университет». Я горжусь тем, что наш проект отличается от аналогичных тем, что мы единственные, кто полностью вышел в интернет-среду на открытые площадки.

Какие специалисты входят в команду Детского интернет-университета?

– Когда мы только готовились к открытию центра, было принято решение взять в команду молодых и энергичных ребят, которые близки по духу нашей целевой аудитории. Поэтому мы провели два творческих конкурса среди студентов нашего вуза, обучающихся на специальностях «Реклама и связи с общественностью» и «Технология художественной обработки материалов». Мне кажется, очень здорово, что победители этих соревнований стали полноценными членами нашей команды – это дизайнер Валя Туфленкова и специалист по продвижению Полина Турчик.

Расскажите о самых ярких проектах Детского интернет-университета.

– Самая первая рубрика, запущенная на нашем канале – это #ПредельноКратко. В ней преподаватели ЮУрГУ популярно рассказывают о фактах из самых разных областей знаний (политология, философия, психология, социология, филология, история, правоведение).

С Александром Николаевичем Беляевым (руководителем «Клуба интеллектуальных технологий») мы готовили сразу несколько проектов. Во-первых, это курс для младших школьников «Капитан Врунгель – мастер ТРИЗ», в ходе которого детям предлагается с помощью приемов ТРИЗ решать необычные задачи и помогать Капитану Врунгелю выходить из сложных ситуаций. Во-вторых, рубрика, которая будет интересна ребятам постарше, студентам и даже взрослым людям – #Прокачайся. В роликах этой серии Александр Николаевич делится секретами ораторского мастерства, приемами подготовки к публичному выступлению и эффективного планирования своего времени.

Рубрика #ПрофВопрос мне очень нравится тем, что в гости к ДИУ приходят интересные люди – практикующие специалисты и активные студенты, они делятся тем, как найти свой путь, свое признание, куда приложить энергию и как реализовать свой потенциал.

Один из самых свежих проектов ДИУ – #ГероиБесконечности. Ведущий этой рубрики критик, литературовед Дмитрий Владимирович Харитонов рассказывает о русских писателях, поэтах и их знаменитых произведениях. Открывают серию ролики, посвященные Михаилу Юрьевичу Лермонтову.

Что в первую очередь должен учитывать преподаватель, который готовит курс для учащихся Детского интернет-университета?

– Мне кажется, не так важно, кто конкретно является вашим слушателем:  малыш, подросток, студент или пожилой человек; технарь или гуманитарий. Важно, чтобы человек, который хочет поделиться знаниями с окружающими, любил свое дело, свою дисциплину или предмет исследования. Именно таких учителей мы запоминаем лучше всего. Поэтому самое главное условие для тех, кто готовится принять участие в проекте ДИУ, это искреннее желание рассказать о той области науки, которой вы живете, и тем самым пробудить интерес к ней у зрителей.

Если заглянуть в будущее, то каким вы представляете через три года Детский интернет-университет?

– Мне бы хотелось, чтобы ДИУ стал местом притяжения для любознательных ребят со всей России и, может быть, со всего мира. Для этого мы старательно работаем над расширением научных направлений, которым посвящены наши видеоролики и учебные курсы. Мы планируем переводить контент на несколько иностранных языков. Одна из целей ДИУ – создавать научно-популярное видео совместно с другими предприятиями и организациями, чтобы наши юные зрители могли познакомиться не только с преподавателями, сотрудниками и студентами ЮУрГУ, но и с практикующими специалистами из других областей. Мы надеемся, что это поможет ребятам делать более осознанный выбор профессии и расширять свой кругозор.


Официальный сайт Детского интернет-университета (ДИУ): https://deti.susu.ru/

YouTube канал ДИУ: https://www.youtube.com/c/ДетскийИнтернетУниверситет

Группа ДИУ в Вконтакте: https://vk.com/deti.susu

Open post

Мария Павловна Двойнишникова

#МарияДвойнишникова

Талантливый и смелый педагог-новатор

Идеальный преподаватель университета – это увлеченный работой профессионал, который владеет современными технологиями обучения. Именно таким педагогом является Мария Павловна Двойнишникова, кандидат филологических наук, доцент кафедры «Русский язык и литература» Института социально-гуманитарных наук ЮУрГУ.

Мария Павловна, расскажите, почему Вы решили связать свою профессиональную деятельность с филологией?

— Мой выбор профессии был определен, скорее всего, семейной традицией. Несколько поколений женщин в моей семье были библиотекарями и учителями, а моя мама была учителем именно русского языка и литературы. Поэтому для меня это был достаточно простой выбор — у меня со школьных лет проявилась тяга к преподаванию и интерес к литературе и языку. И чем больше я этим занимаюсь, тем больше я понимаю, что язык и литература — это одна из самых интересных областей, которые можно изучать, это основа хорошего воспитания, это показатель культуры человека и общества в целом.

После окончания Южно-Уральского государственного университета Вы остались работать в родном вузе. Почему Вы приняли такое решение?

— Когда начался последний год моего обучения в университете, я сразу поняла, что как-то не готова расстаться с ЮУрГУ, с преподавателями нашей кафедры, с учебой вообще. Я не представляла, что я окончу университет, получу диплом и все, никогда больше не вернусь в стены родного вуза. Мне, наверное, не хватило еще пары лет обучения. Той самой магистратуры, может быть, что есть сейчас на нашей кафедре. Не хватило общения с преподавателями нашей замечательной кафедры, с которой у нас (студентов) сложились очень теплые отношения. Не хватило той университетской учебной суеты, которая сопровождает любого студента. Я даже устроилась на другую работу после окончания вуза, но, как только получила приглашение преподавать на своей кафедре, сразу, не раздумывая, согласилась и не жалею до сих пор о своем решении.

Вы преподаете очень интересные дисциплины. Какая из них Вам ближе всего?

— Конечно же мне ближе всего дисциплины литературоведческого цикла, которые ведутся у филологов. Потому что это то, что является сферой моих научных интересов и вектором моей научной деятельности. Это и история зарубежной, русской и мировой литературы, и анализ текста, и стиховедение и проч. Все эти дисциплины по-своему уникальны и невероятно интересны. Но филологическое образование также позволяет мне преподавать и лингвистические дисциплины. Например, культуру речи на других факультетах. И это тоже уникальный опыт, т.к. общение со студентами других направлений помогает посмотреть на языковую ситуацию и на процесс обучения языку и культуре речи с совершенно другой стороны.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Мария Павловна, какие современные технологии Вы применяете в рамках педагогической деятельности?

— Используя технические возможности, которые предоставляет наш университет, и активно сотрудничая с ИОДО, преподаватели кафедры русского языка и литературы активно разрабатывают и используют электронные учебные комплексы (ЭУК) при преподавании разных дисциплин на очной и заочной форме обучения. Изначально такой вид работы применялся только для одной дисциплины у студентов-заочников, т.к. такая дистанционная форма работы была удобна. Затем мы применили возможности ЭУК для студентов очной формы, переведя часть самостоятельной работы, контрольных заданий в учебно-образовательный портал «Электронный ЮУрГУ 2.0». Сейчас я уже не представляю своего преподавания некоторых дисциплин без данных технологий. С этого года мы участвуем в опыте внедрения технологии смешанного обучения в высшей школе.

Как Вы считаете, почему в настоящее время так активно развивается дистанционное обучение? Способно ли оно полностью заменить традиционное?

— Как мне кажется, полностью заменить традиционное образование дистанционным будет все-таки неправильно. Человеческий фактор, то есть роль наставника, его авторитет, во все времена играл огромную роль в деле образования и воспитания человека. Когда мы анализируем, что повлияло на наше становление и развитие, то неизменно вспоминаем своих учителей — школьных педагогов и преподавателей университета. Интенсивное же развитие дистанционного обучения связано прежде всего с развитием современных технологий, компьютеризацией общества и, как следствие, с появлением и активным внедрением этих новых приемов, форм и средств обучения.

Бывают также случаи, когда студент в силу каких-либо причин не может посещать занятия, и тогда дистанционная форма взаимодействия с преподавателем оказывается прекрасной альтернативой посещению занятий. По этой же причине столь популярна сейчас такая форма обучения, как вебинар, которая позволяет, не выходя из дома, пройти курсы повышения квалификации.

Какие курсы повышения квалификационные, связанные с применением новых технологий, Вы прошли? Каким образом используете полученные знания?

— Курсов повышения квалификации мной пройдено много. Это и «Организация учебного процесса с использованием кредитно-модульной системы обучения», «Технология и методика подготовки электронных учебно-методических ресурсов», «Информационно-коммуникативная компетенция преподавателя вуза», «Менеджмент в научно-образовательной сфере», «Координатор учебного процесса в СДО Moodle (базовый уровень)» и др. Все из перечисленных курсов очень помогли мне в разработке, оформлении и функционировании электронных учебных курсов, которые являются методическим сопровождением и удобным организационным инструментом большинства преподаваемых мной дисциплин.

Какие дисциплины в системе «Электронный ЮУрГУ» Вы преподаете? Для кого они предназначены?

— В рамках «Электронного ЮУрГУ» я преподаю дисциплину «Русский язык и культура речи» для студентов очной и заочной формы обучения разных направлений и факультетов.

Второй год подряд Вы являетесь лидером рейтинга преподавателей ЮУрГУ, которые активно применяют новые технологии в образовательном процессе. В чем секрет Вашего успеха?

— Наверное, секрет успеха состоит в том, что я вижу огромные возможности в применении современных технологий в образовании студентов, а также нахожу время и силы их применять в своей деятельности. Электронные учебные курсы очень четко структурируют материал дисциплины, позволяют снабдить и разнообразить учебно-методический материал, необходимый студенту для изучения, оптимизируют работу и проч.

Также я работаю по балльной системе оценивания, которая также хорошо видна в структуре электронного курса. Это очень дисциплинирует и преподавателя, и студента. Формируются четкие и понятные критерии оценивания любого вида работы, которые не дают возможности субъективной оценки. Студент имеет возможность проконсультироваться с преподавателем, задать организационный вопрос в любое время, посмотреть, какой балл за какой вид работы он получил и почему. «Электронный ЮУрГУ» — это очень удобная и эффективная помощь в работе преподавателя.

Мария Павловна, какими будут, на Ваш взгляд, российские университеты через 10 лет?

— Я думаю, в основном они останутся прежними, но вберут в себя то лучшее, что может предложить информатизация и компьютеризация, о которых мы уже вспоминали. Появятся новые формы работы со студентами, новые приёмы их обучения и взаимодействия с ними. К примеру, мы уже сейчас наблюдаем, каким мощнейшим подспорьем становятся социальные сети, которые в силу своей мобильности позволяют налаживать и поддерживать диалог со студентами и общение посредством которых гораздо удобнее, чем взаимодействие через электронную почту.

 

Open post

Юлия Владимировна Шумова

#Юлия Шумова

Инклюзия: эффективный и уникальный опыт

Сильный характер и четкое понимание своих целей помогает этому человеку успешно руководить некоммерческой организацией, оказывать правовую помощь, проводить исследования и преподавать в вузе. Сегодня на наши вопросы отвечает Юлия Владимировна Шумова, доцент кафедры «Управление и право» Института открытого и дистанционного образования Южно-Уральского государственного университета.

Юлия Владимировна, Вы – президент автономной некоммерческой организации «Центр внедрения и развития инклюзивных технологий». Какие социальные проекты она реализует?

– На сегодняшний день наш центр реализует сразу же несколько социально значимых проектов, направленных на создание инклюзивной среды в разных сферах жизни общества. Например, мы проводим работу в образовательных учреждениях всех уровней. В коррекционных школах страны организуем мероприятия, направленные на повышения социальной и деловой активности детей с ограниченными возможностями здоровья. С детьми и их родителями в рамках моделирования взрослой и самостоятельной жизни оживает деловой город. Каждый ребенок сам выбирает то, чем он планирует заниматься и зарабатывать себе на жизнь. Например, составляется бизнес-план по реализации мыла ручной работы, поделок и прочего. Ребята учатся позиционировать свои возможности и предлагать производимую продукцию или оказываемые услуги на смоделированном рынке труда. Так как у нас большая часть работников имеет юридическое образование, мы в каждый практико-ориентированный семинар или мастер-класс обязательно включаем правовую часть. Рассказываем о правовых методах решения проблем при поступлении в образовательные учреждения, трудоустройстве, профессиональной реабилитации и, что немаловажно, делимся личным опытом успеха. Как показывает практика, именно личная история успеха наилучшим образом мотивирует ребят и их родителей позитивно планировать свое будущее.

В обычных школах мы проводим уроки добра и понимания инвалидности. Наши специалисты на подобных занятиях организуют инклюзивные игры с участием ребят с инвалидностью. Ребята в одной команде учатся решать общие задачи, помогают друг другу в достижении общих целей. Такие занятия лучше всего способствуют формированию у обычных детей правильного и позитивного понимания того, что есть люди с особенностями здоровья, к которым нужно относиться с пониманием и уважением. Через игры мы учим ребят ценить друг друга, не разделяя друзей на здоровых и с ограничениями.

Еще один проект, которому наши специалисты посвящают достаточно много времени, направлен на формирование коммуникативной компетенции во взаимодействии с людьми с ограниченными возможностями здоровья. Инклюзия начинается с простого человеческого общения и эффективного взаимодействия условно здоровых людей с инвалидами. Например, обучаем сотрудников вокзалов, институтов, аэропортов, почты и других социально значимых организаций эффективному и корректному взаимодействия с людьми, у которых нарушен слух, зрение, опорно-двигательный аппарат, речь и так далее. Проводим для сотрудников различных университетов страны ситуационные тренинги по оказанию помощи студентам с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), ведению аудиторных занятий и т.п. Также специалисты нашего центра организуют многочисленные досуговые, спортивные мероприятия, в которых условно здоровые вместе с людьми с инвалидностью решают одну на всех задачу. Идут к одной заветной цели. Например, победить, подружиться или раскрыть в себе новые возможности и таланты.

Так как в нашем центре почти все специалисты – юристы по образованию, каждый из них имеет огромный практический опыт  в сфере гражданско-правовой специализации, мы запустили еще одни проект по оказанию правовой помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Однако мы оказываем правовую поддержку не только простым гражданам, но работникам сферы социального обслуживания и защиты.

Каким образом Вам удается совмещать педагогическую, научную деятельность и активную работу в социальной сфере?

– Совмещение осуществляется достаточно гармонично. Мои научные изыскания и исследования находятся в области социальной защиты тех, кем наш центр непосредственно занимается. Так что работа центра способствует продвижению моих научных исследований, разработанных правовых положений и помогает внедрить в жизнь предлагаемые мною нововведения.

Юлия Владимировна, Вы являетесь тифлотехнологом. Объясните, чем занимается такой специалист.

– Тифлотехнолог –  человек, владеющий тифлотехнологиями. К ним относятся браилевские дисплеи, программы экранного доступа, помогающие людям с ослабленным зрением или с полным его отсутствием переводить информацию из недоступных форм в доступные.

Вы разработали теоретическую модель инклюзивного образования. Расскажите, каким образом она создавалась и из каких элементов состоит.

– В начале двухтысячных годов, когда модель инклюзивного образования только-только зарождалось и многие вузы старались не принимать студентов с ограниченными возможностями здоровья, ссылаясь на неадаптированность условий обучения таких студентов, я обратилась в Челябинский государственный университет, в котором успешно функционировал Центр поддержки и сопровождения студентов с инвалидностью. Корпус был оборудован пандусами, лифтом, специальной библиотекой и прочими элементами инклюзивной среды. Но специалисты данного центра категорично заявили, что они не берутся за людей с тяжелой формой инвалидности. Дело в том, что в результате травмы я полностью потеряла зрение. Проблемы, связанные с этим обстоятельством, безусловно существуют, но  я подумать не могла, что это может послужить  серьезным препятствием для получения  высшего образования. Специалисты центра предложили мне пойти учиться на массажиста или попробовать поступить на заочную форму обучения. Но теперь категоричность пришлось проявить мне. Я хорошо понимала, что захлопнувшиеся двери в открытое общество сами по себе уже не откроются, если не проявить характер. Во-первых, заочная форма обучения не даст мне той учебной каждодневной нагрузки, которая мне необходима, чтобы получить глубокие знания. Во-вторых, мне нужно влиться в общий поток, научиться общаться с обычными ребятами, конкурировать с ними и просто налаживать деловые контакты. Находясь долгое время в изоляции, в условиях гиперопеки, я не могла полностью социализироваться. Я только что покинула стены коррекционной школы и навыка контактировать с различными органами и защищать свои интересы не было. Однако плакать было некогда, время приема документов заканчивалось. Постояв немного за дверью Центра поддержки, я решила идти другим путем. И пошла подавать документы в общем порядке. Я не только поступила, но и успешно обучалась в обычной группе студентов. Я тогда уяснила для себя, что наличие пандусов, подъемников, широких дверных проемов и табличек, обозначенных шрифтом брайля, не сотрут психологических барьеров между обществом и инвалидами. Не повысят готовность одних выйти из четырех стен, а других – принять в свой круг и контактировать с инвалидами на равных. Вот тогда и стала зарождаться модель инклюзивного образования.

Инклюзия начинается с умения людей взаимодействовать друг с другом, налаживать контакты, оказывать ситуационную помощь в случае необходимости, не унижая при этом чести и достоинства. Наличие у образовательного учреждения информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), как показывает статистика, мало способствует поступлению в вуз лиц с ОВЗ. ИКТ обеспечивают только содержательный элемент, операционно-деятельностный остается без должного внимания. Главной предпосылкой нормального функционирования операционно-деятельностного элемента образовательного процесса является соблюдение всеми участниками образовательного процесса простейших правил инклюзивного взаимодействия. Выработке этих правил и посвящена модель инклюзивного образования.

Я, руководствуясь этой мыслью, начала выстраивать межличностные отношения с однокурсниками. Помогала им решать правовые задачи, щедро делилась знаниями по изучаемым дисциплинам. Они мне начитывали материалы, сопровождали и так далее. С преподавателями я тоже сама искала компромиссы. Мы решали, каким образом можно организовать сдачу контрольных мероприятий по математике и информатике. В конце концов многие преподаватели подняли планку для остальных студентов моей группы. Фраза была одна: «Посмотрите, как она это делает. Вам должно быть стыдно». Таким образом, опираясь на свой личный опыт и опыт моих друзей, которые так же, как и я успешно получили образования не благодаря доступной архитектурной среды, а готовности сотрудников и студентов взаимодействовать, я разработала модель инклюзивного образования.

Вы часто выступаете с семинарами в других вузах России. Какими знаниями Вы делитесь с педагогами высшей школы?

– Вот уже несколько лет я с лекциями о проблемах инклюзивного образования выступаю в университетах разных городов различных субъектов. С коллегами я делюсь личным опытом получения образования, представляю взгляд изнутри на инклюзию. Также передаю опыт преподавания в группах, в которой обучается слабослышащий студент или представитель другой нозологии. Рассказываю, как организовать учебный процесс в аудитории так, чтобы комфортно было всем, находящимся в инклюзивной группе студентам. Представляю результаты научных исследований в области инклюзивного образования и принимаю опыт моих коллег.

У Вас много публикаций, посвященных инклюзивному образованию. В сентябре вышло Ваше новое пособие «Организационно-правовые основы инклюзивного взаимодействия между всеми участниками образовательного процесса в высшем учебном заведении». Для кого оно предназначено и в чем его уникальность?

– Пособие ориентировано на всех участников образовательного процесса –  условно здоровых студентов, студентов с ОВЗ, ППС, сотрудников из числа учебно-вспомогательного состава. Его уникальность заключается в том, что в нем предлагается взглянуть на вопросы инклюзии в сфере образования не только через трансляцию знаний посредством информационных технологий, а через формирование у всех участников образовательного процесса коммуникативной компетенции. Что толку в том, что многие институты теперь могут похвастаться доступной архитектурной средой, когда сотрудники психологически не готовы и не знают, каким образом работать со студентом, у которого, например, нет рук? Или как должен незрячий студент выполнить контрольное задание в виде схемы или графика? Как спрашивать студента с задержкой речи? Социологическое исследование, которое я провела, показало, что 60 % преподавателей предпочитают изменить форму задания, при этом существенно снизив академические требования. Тогда каким образом можно сформировать профессиональную компетенцию у данного студента? Некоторые педагоги, не адаптируя фонд оценочных средств, требуют от студента самому решить свои проблемы, что тоже неправильно. Данное пособие в большей части содержит практический блок – каким образом сформировать у студентов общекультурную компетенцию по инклюзивному взаимодействию. Третья глава пособия полностью посвящена правилам взаимодействия в различных ситуациях, непосредственно или опосредовано связанных с образовательным процессом. Также пособие содержит ряд правил, предназначенных для самих людей с инвалидностью, так как инклюзивное взаимодействие – двухсторонний процесс. Людей с ОВЗ также нужно обучать уважительному отношению к обществу.

Вы недавно вернулись из экспедиции «Паруса духа». Расскажите об этом проекте.

– Проект «Паруса духа» уникальный в своем роде. Он предполагает работу в инклюзивной команде, где люди с инвалидностью выполняют ключевые и очень ответственные задания. Например, в парусных гонках обязательно участвует один незрячий человек, задача которого управлять парусом. В команде три человека без инвалидности и один человек с ОВЗ. Парусные гонки проходят с участием инвалидов в Екатеринбурге, Тюмени, Таганроге и Севастополе. Это не инвалидный спорт, это спорт с участием инвалидов. В нашей команде «Паруса духа» люди разных профессий и из разных городов. В этом году в наши ряды парусников влились сотрудники Южного федерального университета, Уральского федерального, Крымского, Севастопольского. Как говорят наши моряки, парусный спорт – это интеллектуальный спорт для интеллигенции. Среди нас есть военные, кандидаты наук, заведующие кафедр и простые студенты. Наша команда готовится отправиться в кругосветное путешествие. Мы уже прошли пятнадцать этапов подготовки на Балтике, Средиземном и Красном морях. В сентябре этого года две недели тренировались в акватории Азовского и Черного морей. Пережили два шторма. Все прошло благополучно. В нашей команде «Паруса духа» есть несколько золотых правил:

  1. Никогда не терять присутствие духа.
  2. Быть полезным своей команде.
  3. Быть готовым к оказанию любой посильной помощи.
  4. Когда вы вступаете на яхту, то сразу же исчезают статус, отчество, должности и ограничения здоровья. Все как одно целое.

Незрячие матросы наравне со зрячими несут вахтенное дежурство. Драят палубу, готовят еду и выполняют прочую работу. Цель проекта – стереть границы между обществом и людьми с инвалидностью.

Open post

Лилия Рауилевна Нигматуллина

#Лилия Нигматуллина: Воля способна изменить даже линии на наших ладонях

«Не существует никаких секретов достижения успеха. Единственное, что нам на самом деле нужно — тщательная подготовка, добросовестная работа и извлечение уроков из поражений». Очень верное высказывание, не правда ли? Слова экс-госсекретаря США, генерала Колина Пауэлла на сто процентов подтверждает Лилия Рауилевна Нигматуллина, успешно сочетающая преподавательскую деятельность в ИОДО с работой по оказанию юридических услуг и представлению интересов физических и юридических лиц в судах Челябинской области.

Насколько отличается взгляд практика на образовательный процесс в вузе и что необходимо сделать, чтобы качество подготовки специалистов устраивало работодателя, мы попытались выяснить в ходе этого интервью. 

Лилия Рауилевна, Ваша основная деятельность не связана с образованием, что привлекает Вас в профессии преподавателя вуза?

— Так было не всегда. Скорее, я преподаватель, который благодаря развитию образовательных технологий получил возможность работать по специальности, поменяв местами приоритеты.

Вы можете описать свой первый опыт использования новых образовательных технологий?

— Я проходила курсы повышения квалификации дистанционно. Это был положительный опыт, поэтому, когда мне предложили поработать в качестве дистанционного преподавателя, я, не задумываясь, согласилась. Было необычно и достаточно интересно записывать лекции на видео и пересматривать их. В очередной раз убедилась, что наше представление о самих себе зачастую не совпадает с реальностью. Пару лекций даже решила перезаписать, настолько была недовольна собой. Вначале несколько смущало отсутствие «живой» аудитории студентов, мгновенной реакции на выступление, невозможность установить, насколько понятно излагаю материал. Но потом пришло понимание, что в дистанционном обучении есть свои особенности.

Какие из них Вы считаете главными?

— Читая лекцию в виртуальной среде, Вы должны постоянно представлять себе студента, обращаться к нему. Речь в пустоту не находит отклика. Интерес слушателя пропадает уже на первых четырех минутах записи.

Использование современных технологий облегчает или усложняет работу преподавателя?

— Значительно облегчает. Доступ к порталу открыт круглосуточно, можно проверять работы в любое удобное время и из любого места, где есть Интернет. Сама работа на портале организована четко, логично и системно.

Помогают ли образовательные технологии по основному месту работы?

— Скорее да, чем нет. Появляется опыт выступлений без реакции аудитории, что усиливает доказательственную силу выступлений в судебном процессе.

Что бы Вы изменили в современной организации учебного процесса как представитель работодателя? 

— Я бы установила преподавателям сроки для проверки работ студентов, при нарушении которых автоматически идет соответствующий сигнал как преподавателю, так и его непосредственному руководителю.

Как Вы относитесь к участию работодателя в разработке учебных программ? Кто, на Ваш взгляд, должен инициировать эту работу и в каких формах может происходить взаимодействие образовательных учреждений и потенциальных работодателей?

— Отношусь положительно. Инициатива однозначно должна исходить от обеих сторон. По поводу форм взаимодействия — вопрос сложный. Представляется, что это может быть, например, видеоконференция, где работодатели изложили бы свои требования к требуемому специалисту, а студентам была бы предоставлена возможность задать интересующие их вопросы. В свою очередь образовательные учреждения, проанализировав результаты состоявшегося онлайн-общения, могли бы внести корректировки в учебный план.

Является ли, на Ваш взгляд, привлечение практиков к работе в качестве преподавателей необходимым условием качественной подготовки специалистов? В каком соотношении это целесообразно?

— Безусловно. Даже хорошо усвоенные теоретические знания без опыта их применения — бессмысленны. Целесообразное соотношение 70/30 (30% практиков).

Необходима ли дополнительная подготовка преподавателям-практикам? Если да, то в каких формах она должна проявляться?

— Скорее да. И в первую очередь в плане методики преподавания. Кроме этого, сложность вызывает руководство дипломниками. Хотелось бы получить четкие требования к выпускным квалификационным работам, и особенно в части формулировок предмета, объекта исследования и его научной новизны.

Являясь преподавателем-практиком, привлекаете ли Вы студентов к решению своих профессиональных задач? В каких формах это происходит? Как относятся к этому студенты?

— Нет, не привлекаю. Но думаю, что это реально, например, в форме решения ситуационных задач. Студенты могли бы анализировать и подбирать судебную практику для какого-либо судебного процесса. На сегодняшний момент не реализую в силу того, что работа, как правило, срочная, а студенты не соблюдают сроки выполнения заданий.

Существует ли какая-то крылатая фраза, которой Вы руководствуетесь в жизни или своей профессиональной деятельности?

— Да. Воля способна изменить даже линии на наших ладонях.

Если немного пофантазировать, каким Вы видите образование будущего? 

— Исключительно виртуальное.

Что бы Вы могли сказать своим коллегам, если бы перед Вами была поставлена задача привлечь их к активному использованию новых образовательных технологий в своей деятельности? 

— Не стоит отказываться от нового, даже если вы не видите точек соприкосновения с вашей деятельностью. Адвокаты могут дистанционно давать консультации, составлять документы. Действующим законодательством предусмотрена возможность участвовать в судебных разбирательствах с использованием видеоконференцсвязи. И пусть сегодня, в силу неудовлетворительной технической оснащенности судов общей юрисдикции, эти формы не применяется, а используются исключительно для участия подсудимых из мест лишения свободы/содержания под стражей, завтра все изменится к лучшему.

Open post

Григорий Александрович Пикус

#Григорий Пикус: Основную ставку в обучении я делаю на понятные схемы и интересные задачи

Прежде чем мы решили взять интервью у кандидата технических наук, заведующего кафедрой строительного производства и теории сооружений Григория Александровича Пикуса, мы выяснили мнение о нем студентов и людей, кто работает рядом с ним. Редкое единодушие в оценках: доброжелательный, ответственный, с тонким чувством юмора, строг в приеме зачетов и экзаменов, но умеет в ясной и доступной форме преподнести материал. А от себя мы заметим: наверное, только человек, способный быть благодарным другим, может заслужить уважение и благодарность к себе.


Григорий Александрович, Как Вы пришли в образование?

— Вся наша жизнь цепь случайностей. Я и представить не мог, учась на 3-м курсе университета, что моя студенческая научная работа под руководством опытного преподавателя и чуткого наставника доцента Евсеева Бориса Анатольевича станет моим билетом в преподавательскую среду. Можно сказать, что он был моим тренером, потому что сумел найти те рычажки, которыми он умело регулировал мое желание работать, находил нужные слова, стимулирующие меня к достижению новых научных результатов. Уже учась в аспирантуре, к Б. А. Евсееву присоединился профессор С. Г. Головнев, который стал моим наставником в преподавательской деятельности.

Опишите свой первый опыт использования новых образовательных технологий.

— Новые технологии я, как и большинство преподавателей моей кафедры «Технология строительного производства», стал применять с 2004 года, после того, как на 50-летний юбилей кафедры нам подарили мультимедиа аудиторию. Тогда таких аудиторий в университете практически не было. Заведующий кафедрой С. Г. Головнев своим примером продемонстрировал нам эффективность разработки мультимедиа-лекций и мы заразившись его оптимизмом стали создавать свои курсы лекций в PowerPoint.

Существует ли существенная разница между преподаванием в аудитории и в виртуальной среде?

— Конечно, существует. Обычно за одну пару виртуальной лекции выдается больше материала, чем при обычном занятии, так как преподаватель не расходует время на ответы на задаваемые студентами вопросы, не уделяет внимание на разрядку аудитории и т. п. Кроме того, невозможно оценить степень понимания студентами читаемого материала.

Использование современных технологий облегчает или усложняет работу преподавателя?

— Однозначно усложняет! И в первую очередь при проведении практических занятий. Одно дело провести одну пару практического занятия у группы в 20 человек, узнать у аудитории правильный ответ на выданные задачи и объяснить всем основные ошибки — потратив на это 2 часа, а другое дело то же самое выполнить с каждым студентом по отдельности, да еще когда студенту будет удобно, да еще каждому индивидуально написать в письме про его ошибки, а потом письменно отвечать на его вопросы по его ошибкам — так 2 часа будет потрачено на каждого из этих двадцати студентов, а не на группу.

Сегодня существует множество инструментов для обеспечения учебного процесса (учебное видео, виртуальные лаборатории, веб-тренажеры и т. д.). Используете ли Вы эти возможности при обучении студентов и, если нет, то что является препятствием?

— Все что Вы перечислили, за исключением учебного видео — если и есть в моей области знаний, то является платным, а значит недоступным для обычного преподавателя. Видео я обычно не показываю, так как считаю, что его студент может посмотреть и при выполнении своей обязательной самостоятельной работы. Основную ставку в обучении я делаю на понятные схемы и интересные задачи.

Одним из направлений работы современного вуза является разработка открытых онлайн-курсов (МООК). Насколько перспективным Вам кажется это направление?

— Открытые онлайн-курсы — это ребенок глобализации. Конечно, мы живем в глобальном мире и должны идти в ногу со временем. Хоть такие шаги мне и не по душе, но разрабатывать МООК все же придется, чтобы популяризировать свои возможности. Почему я не сторонник МООК? Потому что теряются авторские права на выкладываемые материалы. Мой опыт в выкладывании в Интернете собственных разработок демонстрирует бессилие автора от воровства копирайтеров.

Готовы ли Вы сегодня на перезачет результатов обучения ваших студентов, успешно освоивших аналогичные дисциплины на курсах, размещенных на нацплатформе? Если да, т на каких условиях?

— Это сложный вопрос. Должны быть установлены единые требования к содержанию курса. Не к оболочке и внешнему виду, а именно к его содержанию. Результат (разработанный курс), естественно, должен пройти модерацию на предмет соответствия установленным требованиям. Тогда можно перезачитывать итоги освоения курса. А то может быть, что некий преподаватель разработал не полный курс, да еще и создал его очень слабым, т.е. не соответствующим уровню нашего обучения — зачем тогда перезачитывать?

Под силу ли сегодня преподавателю самостоятельно разработать полноценный курс для дистанционного курса? Какую поддержку при этом может оказать вуз?

— Любой активный в жизни преподаватель, стремящийся к самосовершенствованию, способен самостоятельно разработать собственный авторский дистанционный курс. Конечно, качественный уровень такой разработки будет зависеть от наличия вкуса и воображения у преподавателя. Вуз может либо учесть время, потраченное на разработку авторского курса, в факте выполнения организационно-методической работы сотрудника через соответствующие нормы времени, либо поддержать его материально.

Насколько другим стал сегодня студент? Могут ли новые образовательные технологии влиять на активность студента при изучении дисциплин? В чем это может проявляться?

— Думаю, что студент остался тем же, но условия, в которых он обучается — изменились. Зачастую отсутствие неотвратимости наказания приводит к нежеланию учиться. И новые образовательные технологии тут не помогут. Единственное что может здесь оказать встряску — личный успешный пример преподавателя. Если преподаватель успешен не только в стенах университета, но и за его пределами, делится со студентами своим практическим опытом в той сфере, которую он преподает, демонстрирует реальную необходимость передаваемых знаний, то такая дисциплина не оставит равнодушным ни одного студента.

Если немного пофантазировать, каким Вы видите образование будущего?

— Если говорить о высшем образовании, то это должно быть качественное, но дорогое образование. Конечно, есть преподаватели, которые зачитывают на лекции чужой учебник под запись студентами, но такие знания ничего не дадут и ничего не стоят. Настоящие авторские курсы — это своя точка зрения, новый взгляд на, зачастую, стандартные вещи, собственные научные исследования и практические наработки. Ведь как я уже говорил, преподаватель должен быть хорошим и опытным практиком, а это значит, что его практическая деятельность вне вуза будет пересекаться с его собственными выпускниками, часто будет возникать конкуренция. И знания, и опыт, которые он приобретал за долгие годы, набивая себе шишки, он передает студентам в рафинированном виде. А это дорого стоит.

Что бы Вы могли сказать своим коллегам, если бы перед Вами была поставлена задача привлечь их к активному использованию новых образовательных технологий в своей деятельности?

— Не думаю, что стоит именно «привлекать». Я знаю ряд преподавателей, которые не умеют толком пользоваться компьютерами, которые до сих пор считают на логарифмических линейках, но они — энциклопедии, способные рассказывать просто о сложном, которых можно слушать часами и любоваться их схемами на меловой доске. Пусть делают то, что у них так прекрасно получается. Тут каждый должен сам прийти к пониманию, что он хочет попробовать что-то новое, выйти на новый уровень преподавания. Регулировать эту деятельность, я думаю, не стоит.  

Open post

Светлана Анатольевна Кривоногова

#Светлана Кривоногова: Эффект позитивной психологии

В каждом из нас заложен огромный позитивный потенциал, ресурс, позволяющий конструктивно преодолевать трудности и развиваться. Это, как личное солнце. Но, к сожалению, далеко не каждый может этот невидимый источник чистой энергии переводить в видимый эффект профессиональной деятельности. На это способны люди неординарные, к которым, несомненно, относится кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной и зарубежной истории Кривоногова Светлана Анатольевна.

Светлана Анатольевна, Вы производите впечатление позитивного и активного человека, поэтому не удивляет, что Вы в рядах тех, кто стремится идти в ногу со временем. Вы помните свой первый опыт обращения к современным образовательным технологиям?

― (Вздыхая) Все в этой жизни начинается с проблем. И мы не стали исключением. Имидж нашего университета как сильного технического вуза естественно ограничивал нашу абитуриентскую аудиторию. Мы понимали, что на развитие мышления детей влияет большое количество факторов, и среди них, возможно, самое сильное оказывают электронные средства коммуникации. Вот тогда и возникла идея детского веб-лектория, ориентированного на формирование устойчивого интереса к гуманитарным наукам. Таким образом, мы надеялись вовлечь заинтересованных школьников в гуманитарную среду университета, института и факультетов, уйти от практики подготовки абитуриентов для других вузов.

Первую дистанционную лекцию прочел И. В. Сибиряков, а мы с Т. В. Раевой выступили в качестве модераторов. Для нас это был первый подобный опыт, и мы радовались, как дети, появлению каждому новому зарегистрированному слушателю, каждому новому вопросу. Это мероприятие убедило нас в правильности направления нашего движения.

Дистанционные технологии используются только в работе со школьниками?

— Если говорить об институте, то у нас есть преподаватели, например, М. В. Сафронов, Е. В. Гредновская и другие, которые работают со студентами полностью дистанционно. Имеют опыт проведения вебинаров О. Ю. Никонова, Ю. Ю. Хмелевская. Т. Ф. Семьян, Н. Н. Шлемова. Есть у нас замысел создать онлайн-курсы для обучения учителей. В качестве рекламы мы планируем разместить в открытом доступе лекции наших ведущих преподавателей. У нас работают ученые с мировым именем (например, И. В. Нарский, А. В. Епимахов), которых у нас, к сожалению, знают немногие. И эту несправедливость хотелось бы устранить.

По сути, Вы сейчас затронули вопрос о бренде преподавателя. Насколько важным кажется Вам эта особенность современной жизни?

— Бренд преподавателя сегодня очень важен. Общение с абитуриентами позволяет мне говорить о том, что сегодня им не все равно, кто будет их учить. Я не говорю уже об их родителях.

Есть ли у Вас личный опыт дистанционного обучения?

— Скорее, это можно назвать попытками, приближением к опыту. Но на тот момент я была не совсем уверенным пользователем ПК, и мне не хватило собственного ресурса. Однако образование сегодня должно удовлетворять потребностям мышления нового типа, порожденного современным миром. Очевидно, что именно Интернет и новые коммуникации выражают это новое отношение человека к информации. Поэтому задача сегодня «взять из прошлого огонь, а не пепел».

Значат ли Ваши слова, что профессия преподавателя в ближайшем будущем станет не востребованной?

— Ни в коем случае, я говорю немного о другом. Развитие цивилизации явно демонстрирует сдвиг в пользу умения быстро переключаться. Поэтому формы подачи материала и инструменты обучения должны соответствовать времени. Что касается взаимодействия студента и преподавателя, то вопрос популярности и осознанного выбора — разные вещи. Идти на поводу у несформированного студента ошибка: пришел в вуз — будь добр соответствовать вузовским требованиям.

Преподаватель независимо от формы обучения — залог того, что студент получит проверенную информацию. Особенно это актуально для исторической науки, ведь не секрет, что уровень исторического сознания у нашего населения чрезвычайно низок. Студенту преподаватель необходим как оппонент при обсуждении тем. Чтобы дискутировать как специалист, необходимо сформироваться как личность, иметь свою точку зрения, не противоречащую логике исторического развития.

Если честно, при чтении своих дисциплин мне постоянно хочется ограничить информационное поле. История — субъективная дисциплина, в ней много гипотез, много предположений, что может рассеивать внимание студента. Поэтому моя мечта создать онлайн-хрестоматию, где собрать самые интересные видеоматериалы, историческую хронику, документы, авторитетные научные статьи, в том числе и дискуссионные.

Вы находитесь в числе тех людей, кто активно включился в работу по созданию детского университета. Что Вы ждете от этого проекта?

— Во-первых, формирования устойчивой, заинтересованной аудитории потенциальных абитуриентов нашего вуза и вовлечения ее в научные исследования университета. Во-вторых, популяризации наших преподавателей. В-третьих, приобретения нового опыта.

Уже на стадии обсуждения рождается много идей по поводу содержания курсов, которые мы можем предложить. Это социология для чайников, философия для детей, практическая философия, Конкурс почемучек по истории и т. д. Если все удастся реализовать, имидж университета от этого однозначно выиграет.

Новый проект — это старт новых возможностей, нового мышления как для преподавателей, так и для наших потенциальных студентов-гуманитариев, которые связывают свое успешное профессиональное будущее с Южно-Уральским государственным университетом.

Каким Вы видите образование будущего?

— Наверное, более вариативным, практикоориентированным, проектным, с большей возможностью для реализации интереса студента, его специализации. Мотивация к обучению сегодня в большей мере носит прикладной характер, но образование должно давать возможность удовлетворять и духовные потребности человека. Изменится и информационная база, но не в плане объема и скорости поступления новой информации (хотя и этот процесс неизбежен), а в плане реального доступа к любой качественной информации. Сегодня, к сожалению, еще остро ощущаются ограничения доступа, что существенно отражается на научной работе преподавателя. Думаю, новые технологии позволят преподавателю уделять больше времени для саморазвития за счет снижения учебной нагрузки.

Open post

Михаил Леонидович Цымблер

#Михаил Цымблер: Второй шаг будет легче

«Здорово жить в момент, когда все в мире меняется, и чувствовать токи прогресса в кончиках пальцев, лежащих на клавиатуре» — написал когда-то Джулиан Ассанж, австралийский интернет-журналист и телеведущий, основатель WikiLeaks. То же самое, наверное, может сказать и наш гость, человек, который начал свою преподавательскую деятельность с самых загадочных и актуальных в конце прошлого столетия в России дисциплин.

Так, каков он взгляд информатика на образовательный процесс, какие перемены ждут преподавателей и студентов в ближайшее время мы и попытались выяснить у кандидата физико-математических наук, начальника отдела интеллектуального анализа и виртуализации Цымблера Михаила Леонидовича.

Михаил Леонидович, в этом году в университете по программе 5-100 впервые проходил конкурс педагогического мастерства, где Вы выступили в качестве конкурсанта с лекцией «Современные технологии интеллектуального анализа данных» и даже стали победителем в номинации «Признание школьников». Что явилось стимулом к участию в этом конкурсе?

― Во-первых, это было удачное стечение обстоятельств: среди приглашенных слушателей были учащиеся лицея № 11, в котором учится мой сын, а я обещал прочесть им эту лекцию. Во-вторых, читать лекции аудитории, которая знает меньше, — это своеобразный вызов, поскольку всегда бывают непредсказуемые вопросы, которые могут поставить преподавателя в тупик, и самое трудное заключается в том, что отвечать надо быстро и понятно.

Существует ли зависимость между возрастом и потребностью аудитории в других инструментах, кроме голоса?

― Кафедра системного программирования, где я работаю, регулярно проводит открытые уроки информатики для школьников выпускных классов. Цели лектора при этом несколько иные: если студентам надо объяснить, то школьников следует впечатлить, «заразить» своим интересом к предмету лекции. А впечатлить можно только яркими примерами, визуальными образами из реальной жизни, подачей материала под другим углом зрения. Поэтому презентация должна быть обязательно. Хотя не думаю, что взрослой аудитории это менее интересно.

Является ли использование информационных технологий условием удержания интереса аудитории к теме лекции?

— И да, и нет. Многое зависит от мастерства лектора и степени владения им материалом и новыми технологиями. В целом же, конечно, важно, чтобы развитие системы образования совпадало с вектором развития отношений человека с информацией.

Сегодня много говорят о том, что учебный материл должен быть представлен по-новому, и это требует от преподавателя дополнительных компетенций. Как Вы считаете, это по силам преподавателям, чье творчество существенно ограничено учебной нагрузкой?

— Разработка — огромный труд. Иногда на создание только одного слайда может потребоваться час. Но затраты с лихвой окупаются, если в результате создан яркий образ, который работает. Не стоит бояться использовать результаты труда других коллег, соблюдая, конечно, их авторские права. Труд преподавателя оценивается степенью вовлеченности студента в предмет изучения, а это неизбежно требует от него постоянного профессионального роста. Первый шаг всегда труден, но второй будет легче. И так шаг за шагом дополнять или изменять уже созданное. Образно говоря, вложился сегодня, получил результат завтра, а послезавтра появится свободное время и для науки.

Как Вы относитесь к дистанционному обучению, использованию в учебном процессе социальных сетей и насколько, на Ваш взгляд, актуальна сегодня необходимость формирования бренда преподавателя?

― В настоящее время рынок образовательных услуг предлагает много качественных дистанционных курсов, я и сам проходил некоторые из них. Уверен, что, если студент успешно прошел курс дистанционно, у него должно быть право на перезачет схожей по содержанию дисциплины в вузе. Но при этом преподаватель должен знать содержание перезачитываемого курса, а студент — подтвердить свои успехи. Скорее всего, в ближайшей перспективе так и будет, пока же нам мешает российский менталитет и социальная незрелость среднего студента.

Мне кажется, что в дистанционном обучении ставку на социальные сети делать не стоит, обучение должно быть организовано на образовательных площадках. Но допускаю, что в отдельных случаях использование соцсетей имеет смысл.

Что касается бренда преподавателя, то, наверное, к этому надо стремиться, если тебе есть что сказать. Например, можно распространять свои лекции через личный канал YouTube не только для студентов своего вуза. Это круто, но обязывать всех преподавателей делать так ни к чему.

С изменением приоритетов в образовании преподаватель, кроме учебной деятельности, должен проявлять себя и как ученый. Насколько студент вписывается в эту модель?

— Полностью вписывается. Студент должен быть участником научного исследования. Число студентов, вовлеченных в научные исследования, не может быть нулевым по той простой причине, что курсовые и дипломные работы — это тоже научные исследования. На нашей кафедре в выпускных квалификационных работах студенты решают конкретные прикладные задачи под заказ организаций. Конечно, это не всегда чистая наука, но есть и чисто научные работы.

Кстати, на вовлечение студентов в науку влияет не только их интерес к теме исследования, но и возможность хорошо заработать участием в проектах, поддержанных грантами. Причем это не обязательно будут гранты на проекты, которые инициированы научным руководителем курсовой или выпускной работы. Сейчас и наш университет, и многие региональные и российские частные и госструктуры предлагают конкурсы грантов для студентов. Многие студенты это отслеживают, подают заявки. И правильно делают!

Есть ли какая-то фраза, которой Вы руководствуетесь в жизни?

― (Улыбаясь) Первое, что приходит в голову, это слова А. В. Суворова «Обязан — значит могу!».

Каким Вы видите образование будущего?

― По словам Жака Фреско «если технология не освобождает людей от рутины, чтобы они могли преследовать более высокие цели человечества, тогда весь технический прогресс бессмысленен». Уверен, что технический прогресс имеет смысл, и очень надеюсь пожить во времена, когда преподаватель больше времени будет посвящать научным исследованиям.

Что бы Вы сказали своим коллегам, если бы Ваша речь была ограничена одним абзацем текста?

― Раз уж мы избрали эту профессию, у нас нет другого выхода, как только двигаться вперед. Умные студенты есть всегда, не стоит их бояться, они помогают нам расти в профессии. Не стоит бояться, что преподаватель станет не востребованным. Несмотря на то, что совокупный интеллект наших студентов в аудитории может быть невероятно высок, у них, как правило, нет систематизации знаний. А у преподавателя все разложено по полочкам, и он всегда знает, что и с какой полочки нужно взять, чтобы получить результат.

Open post

Юлия Мязина и Любовь Лисиенкова

#Любовь Лисиенкова и Юлия Мязина: Каждый из нас — отражение своих дел

На первый взгляд факультеты и кафедры ничем не отличаются друг от друга, ведь все они часть одного большого дома под названием университет. А приглядишься повнимательнее, и окажется, что в каждой этой части есть свое крепкое ядро, которое придает устойчивость и силу, и почва, питающая и обеспечивающая рост, и люди, благодаря которым новые идеи расцветают и приносят плоды.

Сегодня мы предлагаем познакомиться с опытом работы в организации учебного процесса с применением новых образовательных технологий доктора технических наук, доцента, декана факультета сервиса, экономики и права филиала ФГАОУ ВО «ЮУрГУ (НИУ)» в г. Златоусте Лисиенковой Любовь Николаевны и старшего преподавателя, заместителя декана факультета сервиса, экономики и права Мязиной Юлии Сергеевны.

Любовь Николаевна, первый вопрос, наверное, к Вам как к руководителю факультета. Что стало мотивирующим фактором использования новых технологий в учебном процессе?

Лисиенкова Любовь Николаевна: Ну, во-первых, сокращение времени аудиторной работы со студентами при ужесточении требований к качеству образования. Во-вторых, достаточно высокая подготовленность молодых людей в плане владения информационными технологиями. А, в-третьих, большое желание вызвать у студентов сначала любопытство, потом интерес, которые переросли бы в потребность получать новые знания и применять их в практической деятельности.

Использование современных технологий облегчает или усложняет работу преподавателя?

Лисиенкова Любовь Николаевна: С одной стороны, облегчает, но это только на первый взгляд. С другой стороны, применением современных технологий требует от преподавателя постоянного повышения своих профессиональных знаний, умений и эрудиции. В противном случае просто невозможно донести учебный материал интересно.

Кому принадлежит идея создания виртуальных туров?

Мязина Юлия Сергеевна: В настоящее время широко обсуждается вопрос о соответствии знаний и умений выпускников ожиданиям работодателей. Мы глубоко убеждены, что обучение через опыт — наиболее короткий и эффективный путь, и опыт этот должен быть связан с решением реальных проблем в профессиональной сфере. Но для этого необходимо было так разработать рабочие программы дисциплин, чтобы и для студента была очевидна необходимость изучения всех дисциплин учебного плана. Ведь не секрет, что первый вопрос, возникающий у студента при изучении новой дисциплины, один — «А зачем мне это надо?». Поэтому мы большой блок дисциплин (Рекламное обеспечение в социально-культурном сервисе и туризме, Компьютерная графика в художественно-рекламном сервисе, Технологии рекламы в туризме и др.) связали одной большой итоговой работой. При этом одни дисциплины способствовали формированию теоретической базы, другие — отработке практических навыков. Это позволило решать более трудоемкие (сродни дипломному проектированию) и приближенные к реальной профессиональной деятельности задачи. Таким образом, закладывается фундамент для применения новых технологий.

Лисиенкова Любовь Николаевна: Идея создания виртуальных туров как итоговой работы по блоку дисциплин зародилась в результате взаимодействия с руководителями производственных практик студентов. Вначале были разработаны фрагменты таких виртуальных туров (виртуальные открытки) для ряда предприятий. Когда студенты воочию увидели интерес к данному продукту со стороны предприятий и даже получили реальные коммерческие предложения и задания на разработку таких открыток в период производственной практики, то данное направление работы стало реализовываться в рамках практических и курсовых работ, а также дипломного проектирования.

Как отреагировали студенты на задание в начале и в конце работы над проектом?

Мязина Юлия Сергеевна: Когда на одном из практических занятий была предложена тема: «Технология разработки виртуальных туров» особого интереса среди студентов она не вызвала. Однако после того как на сайтах предприятий, в т. ч. НП «Таганай», и филиала ЮУрГУ в г. Златоусте появились лучшие выполненные студентами виртуальные открытки и видеоролики, страсти разгорелись нешуточные. Волна разных мнений, жарких обсуждений, критики в адрес разрабатываемых рекламных продуктов буквально захлестнула студентов. Каждый хотел удивить остальных своим мастерством, креативностью, неповторимостью своего виртуального тура или видеоролика. И сами того не замечая, они погрузились в глубокое изучение довольного сложного учебного материала.

Как планируется в дальнейшем использовать результаты, полученные в проекте. Есть ли задумки, которые хотелось бы реализовать в ближайшее будущее?

Лисиенкова Любовь Николаевна: Все результаты, полученные в проекте, а это виртуальные туры «Прогулка по НП «Таганай», «Прогулка по филиалу», виртуальная открытка «Златоуст», рекламный видеоролик «Факультет Сервиса, экономики и права», размещены на официальных сайтах организаций. Радует, что все виртуальные продукты наших студентов довольно популярны среди интернет-пользователей. Что касается задумок, то их много. Среди них особое место занимает создание виртуальных практических занятий для лиц с ограниченными возможностями здоровья. У нас уже есть одна разработка, которая позволяет донести учебный материал до людей с ограничениями по зрению и по слуху, не разделяя их на разные аудитории. Надеемся, что это станет началом в создании безбарьерной среды в виртуальной реальности университета при обучении нашей специальности.

Мязина Юлия Сергеевна: АО «Златмаш» в рамках корпоративного проекта ежегодно проводят профориентационный конкурс «Мы — будущие машиностроители!» среди старшеклассников и студентов Златоустовского городского округа. На основе компетенций, полученных на дисциплине «Компьютерная графика» (3-й семестр), на практических занятиях по дисциплине «Реклама в сервисе» мы предложили студентам разработать логотип данного конкурса. Было нелегко убедить группу сделать именно эту работу и сделать ее хорошо (им казалось, что их используют). По просьбе организаторов конкурса нами были представлены две работы. Но в силу того, что мы присоединились к конкурсу только на втором туре и в целях соблюдения принципа справедливости, победа не была отдана О. А. Голубевой (ФСЭиП-307). Однако во время презентации работ студенты убедились, что логотипы наших студентов выгодно отличаются на фоне других конкурсных работ, так как выполнены на более высоком, профессиональном уровне. Некоторые даже выразили сожаление, что подошли к выполнению задания формально. Эта история убедила нас, что выполнение реальных практических задач меняет отношение студентов к обучению, а следовательно, работа в данном направлении имеет смысл.

Есть ли какая-то фраза, которой Вы руководствуетесь в жизни?

Если хочешь сделать что-то хорошо — сделай это сам (в выборе фразы наши собеседники выразили полное единодушие).

Что бы Вы могли пожелать молодым преподавателям?

Лисиенкова Любовь Николаевна: Быть оптимистами и виртуозами в своем деле.

Мязина Юлия Сергеевна: Хочу пожелать преподавателям ставить перед студентами побольше реальных задач, чтобы они уже во время учебы понимали, чего ждут от них работодатели. Ведь это так важно выпустить студента с портофолио качественных работ, которые не только помогут трудоустроиться вашим студентам, но и косвенно будут служить формированию и вашего личного бренда и бренда вуза.

Open post

Сергей Васильевич Зуев

#Сергей Зуев: Не имеет значения, кем мы были и откуда пришли, важно, в каком направлении мы двигаемся

Поток жизни неумолимо несёт нас вперёд. Меняются взгляды, появляются новые интересы, захватывают свежие идеи. Мы стремимся шагать в ногу со временем, быть в гуще событий, мечтаем улучшить окружающий мир. И это замечательно, что и среди преподавателей есть люди, которые не замыкаются в кругу своих должностных обязанностей, а открыты своим ученикам и вне учебных занятий. Именно к таким преподавателям относится подполковник милиции в отставке, доктор юридических наук Сергей Васильевич Зуев.

Сергей Васильевич, Вы ― автор и идейный вдохновитель ряда проектов в виртуальной среде. Именно так о Вас отзываются Ваши коллеги, в частности Евгений Владимирович Никитин, от которого мы и получили информацию через сайт #НТО. Возникает один вопрос «Зачем Вам это надо»?

— Виртуальная реальность ― это часть нашей повседневной жизни. Я работаю с поколением, которое практически живет в виртуальной среде, поэтому, чтобы быть с ними на одной волне, я как преподаватель не имею права не принимать во внимание этот факт. Мои коллеги вначале неоднозначно воспринимали мое увлечение, иронично называя меня новым блоггером. Но я уверен, что в любом деле начинать надо с себя. Когда меняешься ты сам, меняются и люди вокруг. И это имеет определенное значение. Если берешься что-то делать, то делать это надо качественно, не для галочки, только в этом случае можно надеяться на жизнеспособность и долговременность твоих проектов.

Два с половиной года назад «ВКонтакте» по Вашей инициативе был создан Департамент ПСПО ЮИ ЮУрГУ. Что Вы ожидали от этого проекта и оправдались ли Ваши ожидания?

— После реструктуризации факультет правоохранительной деятельности потерял свою самостоятельность и структурно вошел в Юридический институт ЮУрГУ. Чтобы сохранить преемственность традиций, сформировавшихся на факультете, и была создана эта группа в сети. Сегодня там зарегистрированы практически все наши студенты, создана такая же группа на английском языке, где кроме наших соотечественников есть жители США, Канады, Украины. Группа живет, пополняется новыми членами, из нее НЕ уходят наши выпускники, ведутся дискуссии по актуальным вопросам. Это сообщество людей, объединенных профессиональными интересами. Собственно к этому мы и стремились. Хаотичности молодых людей надо аккуратно придавать направленность, целеполагание и наполнять их жизнь социально значимым смыслом.

Что, на Ваш взгляд, привлекает студентов в эти группы, ведь регистрация, насколько я понимаю, добровольная?

— Это территория свободного общения. С одной стороны, здесь можно узнать новости обо всем, что происходит в мировой практике правоохранительной деятельности (людях, наградах, изменениях в законодательстве, новых инструментах, которые используются в деятельности). Абитуриенты могут задать вопросы о поступлении, студенты обсудить сложные учебные проблемы. Особенно ценно, что ответы дают и студенты, и бывшие выпускники, и специалисты. Конечно, все, что размещается в группе, просматривается модераторами с целью удаления несоответствующей действительности информации.

С другой стороны, в группе проводятся различные конкурсы, например, фотоконкурс «Весна идет», выставка фотоальбомов «Наши выпускники на службе», производится обмен полезными ссылками. Пишут в группу и преподаватели, некоторые используя ники (скрытая форма оперативной работы :-)). Для кого-то это способ продвижения, для кого-то средство для повышения самооценки.

Вы являетесь автором идеи и администратором сайта РИТВУС. Что послужило поводом для его создания?

— В декабре 2016 года кафедрой была организована и проведена Всероссийская конференция «Развитие информационных технологий в уголовном судопроизводстве», в которой приняли известные ученые России. В рамках мероприятия была создана и студенческая секция, где прозвучали заслуживающие внимания доклады. С целью привлечения ученых к совместным проектам, а студентов к научной работе был создан сайт, названием которого послужило сокращенное название данной конференции. Единственное условие для пользователей ― регистрация под своим именем.

РИТВУС ― это место, где размещается информация о важных событиях в науке по проблемам использования информационных технологий. Например, сегодня активно обсуждается возможность проведения в дистанционном формате следственных действий, введение электронного документооборота.

На сайте можно найти актуальные статьи, диссертации, материалы судебной практики, полезные ссылки. В новостях можно почерпнуть идеи для дальнейших исследований. Нашим партнером является МАСП (Международная ассоциация содействия правосудию), к материалам этой ассоциации с сайта имеется прямая ссылка.

РИТВУС ― это сайт для тех, кто решил серьезно заниматься наукой.

Было бы удивительно, если бы у Вас не было новых планов. Можете ими поделиться?

— Конечно. На декабрь 2017 года запланирован круглый стол «Выявление, документирование и расследование преступлений, совершаемых с использованием СМИ, электронных и информационно-телекоммуникационных сетей», который пройдет в сети. Подробная информация на сайте МАСП.

Есть ли какой-то принцип, которым Вы руководствуетесь в жизни?

— Если хочешь узнать человека, дай ему возможность себя проявить. И тогда вокруг тебя будут надежные люди, верные друзья. Ты будешь знать, что от них можно ожидать.

Если немного пофантазировать, каким Вы видите образование будущего?

— Наверное, уже в обозримом будущем 80―90 % занятий по освоению теоретического материала будет проходить в виртуальной среде. Уже сегодня есть примеры первых шагов к этому, например Омская академия МВД, где создан фонд лекций ведущих преподавателей, открытый для просмотра всех курсантов вуза. На аудиторных занятиях, на мой взгляд, будут разбираться сложные и обсуждаться дискуссионные вопросы, решаться практические задачи. Станут нормой индивидуальные онлайн-консультации.

Что бы вы могли пожелать своим коллегам в части освоения и использования новых образовательных технологий?

— Коллегам я желаю быть смелее, креативнее, идти в ногу со временем, не бояться быть оригинальными. Сегодня преподаватель должен ангажировать аудиторию, увлекать студентов за собой. Быть интересным, эмоциональным, понятным и доступным. Общение студента с преподавателем должно быть комфортным. Оказание преподавательских услуг — дело, которое направлено на удовлетворение познавательных потребностей, и потребитель должен остаться доволен. Студента надо любить, иначе не надо заниматься преподавательской деятельностью. С ребятами надо обсуждать проблемы, предлагать пути решения, не навязывая своего мнения. Быть в чем-то примером для них. Иметь авторитет. Быть честным и открытым. Студенты чувствуют преподавателя, сканируют его, давая оценку и формируя отношение к предмету изучения. Не надо заставлять учиться, надо развивать интерес к предмету, к преподавателю, и тогда студенты успешно преодолеют любую энтропию. Образовательные технологии не стоят на месте, развиваются. Преподавательский консерватизм порой мешает и перерастает в застой. Только творческий подход, использование интерактивных форм обучения позволят преподавателю оставаться интересным, востребованным и привлекательным на рынке труда. Хочешь изменить мир, начни с себя.

Open post

Светлана Ивановна Боровик

#Светлана Боровик: Дорогу осилит идущий

Еще сравнительно недавно наша жизнь текла размеренно и неторопливо и традиционные формы обучения вполне устраивали и педагогов, и их учеников.

Но наступил XXI век — век высоких скоростей и нестандартных решений. Век, который не терпит полузнаек. Именно поэтому самостоятельная работа поднята на самый высокий пьедестал, ибо позволяет эффективно овладевать знаниями и экономить драгоценное и крайне дефицитное время.

Однако есть сферы деятельности, где знания специалистов в обязательном порядке должны быть подтверждены документами, поскольку от их действий зависит благополучие большого числа людей. Несомненно, к такой сфере относится безопасность жизнедеятельности.

О модели повышения квалификации специалистов в области техносферной безопасности с применением дистанционных технологий мы беседуем с директором НАМЦ ЮУрГУ, кандидатом технических наук Светланой Ивановной Боровик.

Светлана Ивановна, программы дополнительного образования с применением дистанционных технологий НАМЦ (кафедра безопасности жизнедеятельности) стала реализовывать с 2011 года. Что послужило толчком для перехода в новый формат?

— Повышением квалификации специалистов кафедра занимается с 2008 года. Традиционно нашими слушателями были представители Челябинска, Челябинской области и соседних регионов. Набирали группу и проводили обучение в ЮУрГУ. Позднее начали проводить обучение на территории Заказчика. Приходилось ездить в ХМАО Югра и ЯНАО. Учитывая, что программы повышения квалификации по продолжительности обучения составляли от 72 часов до 200 часов, проведение их по очной и даже очно-заочной формам было экономически не целесообразно. Именно тогда мы решили попробовать применить дистанционные технологии.

Насколько быстро удалось перестроиться? Как отнеслись преподаватели к новой форме обучения?

— Проверенные временем программы, достаточно богатый профессиональный опыт преподавателей и постоянная, часто индивидуальная, консультативная поддержка ИОДО, конечно, значительно облегчили переход на новые дистанционные технологии. Тем не менее, материал пришлось адаптировать к новому формату, это потребовало дополнительных усилий. Но когда стало увеличиваться число слушателей, расширяться их география, появились первые положительные отзывы слушателей, мы убедились, что стратегия была выбрана правильно.

Насколько актуальна и востребована Ваша сфера образования? Присутствует ли конкуренция?

— Мы работаем в области знаний, которые находятся на границе гуманитарных и технических наук. Законодательная и нормативно-правовая база в области техносферной безопасности (охрана труда, пожарная и экологическая безопасность) постоянно претерпевает изменения, поэтому приходится регулярно актуализировать программы повышения квалификации. Ведомства, с которыми мы взаимодействуем при разработке и согласовании программ дополнительного образования — Рострудинспекция, Ростехнадзор, МЧС, Росприроднадзор и др.

С каждым годом рынок дополнительных образовательных услуг растет. Но сегодня мы уверенно держим свои позиции. Постоянными потребителями наших услуг являются представители Челябинска и Челябинской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов.

Вы сказали, что с применением дистанционных технологий расширилась география слушателей и увеличилось их число. Расскажите об этом подробнее.

— Мне кажется, что одной из самых важных составляющих успеха наших программ является не просто провозглашение принципов дистанционного обучения, а их реальное воплощение в деятельности. Мы предлагаем нашим слушателям возможность сокращения и продления обучения (обучение с личным темпом), зачисление в любое время года (сопровождение групп ведется непрерывно, даже в период летних отпусков). У нас есть примеры, когда преподаватель, отдыхая в Италии, успешно сопровождал обучение группы на портале. Нам не важно, сколько человек в группе — один или 100. Мы предлагаем слушателям и совмещенные формы обучения — очную форму с применением дистанционных технологий. Например, в течение трех лет по такой форме проводится обучение в городе Нижневартовске. В настоящее время для группы слушателей ЧТПЗ один день в неделю проводятся очные занятия, а остальное время слушатели учатся дистанционно. Все материалы курса доступны слушателям для скачивания.

Аттестация тоже может проводиться дистанционно. Решение выносит комиссия на основании результатов тестирования и выпускной квалификационной работы.

Кроме программ повышения квалификации, в центре проводится обучение по программам профессиональной переподготовки. Что явилось мотивирующим фактором для их создания?

— В соответствии с новыми требованиями профессиональных стандартов, предъявляемых к квалификации работников, специалисты, не имеющие требуемой квалификации, должны проходить профессиональную переподготовку в области техносферной безопасности.

Отвечая на это запрос потенциальных потребителей, центром подготовлены три программы переподготовки «Безопасность технологических процессов и производств», «Противопожарная профилактика в промышленности, строительстве и на транспорте» (504 ч.), «Менеджер по охране труда и промышленной безопасности» (600 ч.). (Подробнее о программах кафедры см.: Каталог «Курсы+Ресурсы») Несомненно, что дистанционный формат делает их еще более привлекательными.

Вы смогли бы назвать одно, но самое важное, на Ваш взгляд, условие успешной реализации дистанционных технологий?

— Желание работать. Сегодня в обучении по программам дополнительного образования участвуют 10 преподавателей нашей кафедры. Благодаря работе каждого из них в интересах общего дела мы можем оперативно разрабатывать новые программы и актуализировать имеющиеся.

Я считаю своего рода признанием нашей деятельности в виртуальной среде тот факт, что НАМЦ принимал участие в программе перепрофилирования военных, и поэтому имеет опыт работы с разноуровневой подготовкой слушателей. В настоящее время ЮУрГУ является членом Сетевого университета Ростехнадзора и разрабатывает программы профессиональной переподготовки по промышленной безопасности.

Есть ли какой-то принцип, которым Вы руководствуетесь в жизни?

— Дорогу осилит идущий.

Если немного пофантазировать, каким Вы видите образование будущего?

— Уход в дистанционное обучение с элементами очного. Главным достижением образования станет тесная связь образования и производств. Например, мы все чаще определяем студентов на практику в организации, работники которых прошли у нас обучение. По программам дополнительного образования обучаются и студенты ЮУрГУ, еще не получившие высшее образование.

Но главное у нас не будет ощущения, что нет времени на сбор новых идей, придет понимание, что успех в профессии обусловлен только личностным ростом.

Posts navigation

1 2
Scroll to top